English versionEN / RU
по России (звонок бесплатный)8 (800) 200 8013
Санкт-Петербург+7 (812) 604-03-77

Водители недовольны «Платоном»

Российские дальнобойщики продолжают бастовать. Нынешняя форма протеста отличается от предыдущих проявлений недовольства: если раньше водители демонстративно выводили автомобили на дороги, то сейчас они изменили тактику — машины остаются на стоянках и в гаражах, что свидетельствует о готовности их владельцев перейти к полномасштабной стачке.

Удивительно, но масла в огонь подлила сама «компания Ротенберга», намеревающаяся самостоятельно собирать взносы с транспортников: как оказалось, разрекламированный «Платон» не готов к промышленной эксплуатации.

По словам председателя центрального совета Межрегионального профсоюза водителей-профессионалов Александра Котова, несогласие выражается в том, что дальнобойщики оставили свои машины на стоянках и в гаражах. Как рассказал Котов, протест достаточно массовый — работу продолжили лишь корпоративные перевозчики, что объяснимо: продукты в магазины должны доставляться в любом случае.

При этом водители стараются координировать свои действия. Так, дальнобойщики Брянской, Курской и Белгородской областей создали единый комитет, от имени которого выдвигают требования. Аналогичные инициативы появляются и в других регионах.

По словам Кирилла Карташкова, председателя южноуральского клуба дальнобойщиков «Братишка», протест в форме невыхода на маршруты выражают преимущественно индивидуальные предприниматели. Крупные перевозчики, как правило, приняли новую систему — в немалой степени потому, что на них возложена обязанность по стратегическому снабжению населения продуктами. По подсчетам Карташкова, в Челябинске около 30-40% грузового автотранспорта простаивает из-за забастовки и, по его мнению, аналогичная ситуация складывается и в иных регионах.

Карташков подчеркнул, что в среде бастующих дальнобойщиков стали появляться провокаторы, подстрекающие к незаконным формам протеста (поджог машин «Платона», перекрытие трасс и т.п.). Лидер дальнобойщиков отметил, что подобные методы неприемлемы, как и нападки на водителей, согласившихся получить приборы и работать с «Платоном»: участие в протестах – сугубо личная инициатива, и никто не вправе заставлять водителей отказываться от заработка.

Особый акцент Карташков делает на том, что ничего общего с политической деятельностью протесты дальнобойщиков не имеют — все поднимаемые ими вопросы лежат исключительно в экономической плоскости. Подчеркивается, что многие претензии вызваны организационной неподготовленностью «Платона»: возникают проблемы с получением прибора, маршрутной карты, а также своевременным зачислением денег (задержки составляют до нескольких дней).

В Калининградской области дальнобойщики формально не поддержали акцию протеста. Но, по словам Алексея Егорова, руководителя Калининградского филиала Ассоциации международных автоперевозчиков, фактически работать невозможно, поскольку система не готова к эксплуатации: приборы и маршрутные карты получить невозможно, платежи не проходят.

В среде протестующих водителей отмечается настороженность относительно того, что их недовольство может использоваться представителями сомнительных политических структур в своих интересах. Но в реальности оппозиционные либо какие-то иные политические силы в данный момент не проявляют такой заинтересованности — они предпочитают поддерживать акции, организованные по собственной инициативе.

По словам руководителя «Политической экспертной группы» Константина Калачева, современная российская оппозиция в принципе не интересуется социальными и экономическими тенденциями. Все ее требования ограничиваются политической сферой, поэтому дальнобойщики практического интереса для нее не представляют. Это объясняется тем, что нынешняя российская оппозиция кардинально отличается от аналогичных сил в Польше, действовавших в советские времена, деятельность которых полностью базировалась на рабочем движении и выдвижении социально-экономических лозунгов. Поэтому протестующие водители не являются целевой аудиторией для российских оппозиционных лидеров.

По мнению директора Института глобализации и социальных движений Бориса Кагарлицкого, водительские акции могут свидетельствовать о зарождении общего социального кризиса, однако о подъеме массовых протестных движений в данном случае говорить не приходится. Солидарность общества в данный момент находится на крайне низком уровне, и все проявления недовольства носят лишь точечный характер.

Однако забастовка дальнобойщиков все же привела к определенному резонансу. Так, думский депутат от фракции КПРФ Владимир Поздняков внес на рассмотрение законопроект, предусматривающий перенос момента начала взимания сборов с транспортников на два года.

По его словам, составители законопроекта руководствовались тем фактом, что увеличившаяся финансовая нагрузка на автоперевозчиков автоматически приведет к удорожанию потребительских товаров. При этом депутат подчеркнул, что лично он приветствует инициативы дальнобойщиков и обращает их внимание на то, что содействие крупной политической партии, в частности КПРФ, поможет быстрее добиться намеченных целей и заставить власти пойти на уступки.

Протестные акции автомобилистов показали, что в их среде наблюдается расслоение. Стало очевидным, что крупные транспортные компании, хоть и выражают недовольство нововведениями, тем не менее готовы согласиться с правительственными инициативами и работать с «Платоном». При этом уход с рынка индивидуальных перевозчиков сыграет им на руку.

Что касается водителей-предпринимателей и прочих мелких представителей данного сегмента, то необходимость платы за пользование трассами может поставить их на грань разорения, поэтому они рассчитывают продолжать протестные акции. От их активности и умения координировать действия зависит успешность давления на правительство.

Rambler's Top100